fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Летом 1942 года Особый отдел Приморской группы (то есть войск, занимавших Ораниенбаумский плацдарм), пытался внедрить агента с такой легендой в немецкий разведпункт в Сиверской. Информации о нем было достаточно, ее дали взятые в мае под Тихвином члены группы Куликова. На эту тему с В.А. Мосуновым при бесценном  содействии labas удалось напечатать небольшую статейку: https://cyberleninka.ru/article/n/nemetskaya-agentura-v-blokadnom-leningrade-ob-odnom-donesenii-marta-1942-g
Надо отметить, что в это же время нечто подобное пытались провести чекисты 54-ой армии, ими были отправлены трое агентов с задачей сдаться и внедриться в разведшколу. Агенты сдались, но остались у немцев. А в конце лета в УНКВД запустили мощную операцию, в ходе которой предполагалось разгромить разведшколу и попутно выкрасть певца Печковского  вместе с Блюменталь-Тамариным.   Кончилось это плачевно, подробности можно прочесть у А.Ф. Стародубцева в «Дважды невидимый фронт», книга есть в сети.
Итак, документы:


Подкоманда СД Зейделя,                                                                   8 июля 1942 года.
Отдел Сиверская.

23.06.1942 у Порожки перебежал Макаров Георгий, род. 20.4.21 в Воронеже, лейтенант 3-го особого морского полка. (…)
М. показал, что он является участником антисоветской организации под названием СРО( Союз Русских Освободителей). Глава этой организации – Платон Федорович, проживает в Большой Ижоре и работает на железной дороге. (…) К нему Макарова направила Анна Лисицина, проживающая в Большой Ижоре, 2-ой Военный городок. Лисицина сообщила ему пароль: «Я к вам с поручением от Шуры», ответ должен быть «А где он сейчас находится? Заходите». Платон дал М. поручение установить связь с немецкими военными органами и получить от них задание по работе против Советов. Ранее указания ограничивались распространением немецких листовок из рук в руки. Платон сообщил М. что если тот не вернется, он пошлет одного старика по имени Константин Николаевич, чтобы выйти с ним на связь. Насколько велика организация, М. сказать не может, но Лисицина знакомила его с офицерами, которые в нее входят.(…) 23.06.42 он был взят в плен и допрошен в Сиверской офицерами штаба.»

                                                                                                                    
Подкоманда СД Зейделя,                                                                    11 июля 1942 г.
Отдел Сиверская.

При повторном допросе военнопленный Макаров показал следующее:
Макаров Георгий, род. 20.4.21 в Воронеже, сержант 3-го особого Моск. ( явная опечатка, полк был морским- П.Г. ) полка
(…)
М сознался, что по поводу организации СРО дал ложные показания. По его словам, после разговоров, которые вели высшие офицеры в лагере военнопленных, он убедился, что дальнейшая борьба красноармейцев безнадежна. Офицеры не раз говорили, что не хватает решительного руководства  Даже Власов, командующий 2 Ударной Армией, якобы ничего в командовании армией не понимал.
М. с 10.1.1939 работал в артели завода по ремонту пишущих машинок на улице Карла Маркса, в это же время был завербован НКВД как тайный агент. Имел задание наблюдать в политическом отношении за своим рабочим коллективом и всеми, с кем имеет общение, и представлять соответствующие донесения НКВД. 10.10.1940 призван в Красную Армию, где продолжал работать на НКВД( …) Был отдельно переведен в Кронштадт, где получал особый паек, который был гораздо лучше, чем у остальных солдат. До 02.9.41 пробыл в Кронштадте, затем попал в Ораниенбаум, с 10.1.42 в морской бригаде в Каменке. 10.1-10.4.42 – в батальонной разведке 2 бат. 3 отдельного пехотного полка. Участвовал во многих разведывательных операциях  и хорошо изучил местность в Ораниенбаумском котле. Во время одного из выходов они не выполнили задание, при этом употребили большое количество водки. За это командир разведгруппы Новиков был расстрелян.
22.6.42  получил от НКВД задание перейти линию фронта и там сообщить, что он член антисоветской организации СРО ( Союз Русских Освободителей), которая тайно работает против Советов и хочет получить от немецких органов указания по поводу дальнейшей работы. Платон Федорович, которого М. ранее описал, как главу организации – тоже тайный агент НКВД, как и Анна Лисицина.(…) Макаров имел приказ освободиться из плена, и искать возможности оказывать ответные услуги. В первую очередь он должен был разведать, где и как готовят наших агентов, как их зовут, какими средствами они работают. М. должен был записывать в лагере имена пленных и создать впечатление, что он собирается выдавать немцам тех пленных, которые имеют коммунистические убеждения или задумали побег. Сам он должен соглашаться на службу в создаваемых с немецкой стороны русских отрядах, чтобы так иметь возможность перебежать обратно к красным. Вернувшись в Ораниенбаумский котел, он должен был назвать Лисициной пароль из первого протокола (…)
Начальник 4-го отдела НКВД в Большой Ижоре – армянин Голузян.(..) [1]Куратором М. был капитан НКВД Шевченко.[2]


[1] Лейтенент ГБ Галустьян Гукас Ефремович, нач. отделения ОО НКВД Приморской группы.
[2] Капитан ГБ Шевченко Николай Григорьевич, нач. ОО НКВД Приморской оперативной группы.

источник

...

агент Макаров, засланный с целью изобразить наличие антисоветского подполья в тылу, почти сразу признался.  Можно вспомнить удачную дезинформацию о готовых восстать в Вологодской области украинских спецпереселенцах.
Вот, кажется, еще один пример. В ночь с 25 на 26 января 1942 года на участке XXXVIII корпуса по льду Ильменя перебежали к немцам трое, назвавшиеся бойцами 14-ой стрелковой бригады. Она и правда только что была переброшена на этот участок и как раз в это время, простояв несколько дней в обороне на восточном берегу озера, отправлялась в наступление. На допросах эти  люди показали, что являются членами организации «Союз помощи освобождению России»  или «Союз освобождения России».
 Здесь, конечно, есть только первые показания перебежчиков и формально подтверждения того, что перед нами дезинформация, нет. Но история слишком уж фантастична, фамилии  и имена таких перебежчиков 14 осбр не находятся на Памяти Народа, поиск в базах репрессированных тоже ничего не дал  да и о «Союзе Освобождения России» решительно ничего не известно. Упоминание о радиоигре "Кубанцы" в литературе есть, но, кажется, это более поздний период.

Любопытно, что перебежали трое незадолго до Демьянова-Гейне – он, как известно, был заброшен к немцам 17 февраля 1942 г. К слову, ночной переход на лыжах через озеро был довольно нетривиальным  мероприятием, температура в эти дни доходила до минус тридцати. А расстояние там километров 25.

27.1.42
Штаб XXXVIII A.K.
Отд. 1c.

Допрос.

Катченко( Katschenko) Григорий
Род. 1900 в Звенигородке на Украине. В последнее время инспектор различных совхозных предприятий. Отец был владельцем мясной лавки, вместе с этим арендовал участок примерно 20 моргов [ т.е. 14 га] земли. К. в 1914-1924 гг работал у отца и на его земле. 1924-1928 – посещал техникум. В 1929 осужден на 10-летнюю ссылку, так как на различных собраниях в Киеве высказывался против колхозов. В апреле 1929 вместе с партией, высланной 10-тью ж.д. эшелонами, вывезен в Кемь (Карелия), оттуда - на остров Соловецкий, где валил лес. В конце 1931-го вместе со всем, там работавшими,  перевезен в Караганду (Сибирь, Томская область)[1]. Там три года, до конца 1934 трудился в сельском хозяйстве. Затем все украинцы были переведены в район Котлы[2], чтобы там возделывать землю. Там работал до 1938 г. В апреле 1938 г. освобожден по отбытию наказания. К. получил паспорт, так называемый «черный паспорт», который давал ему право жить в Сибири. Поехал в Карган [Курган?], где 8 месяцев проработал на складе, после чего вернулся в европейский регион в район Орла. Там он получил разрешение 1 год работать в совхозе. Первое хозяйство называлось совхоз 1 мая, это бывшее поместье фабриканта в 60-ти километрах к западу от Брянска. Затем работал в совхозе №15 Краснодарского края, на Кубани, в Курганной, что восточнее Краснодара. Через год получил разрешение на работу в колхозе Абин[ска] №14, в той же области. В сентябре 1941 г. в его поселке многие неслужившие мужчины были призваны и собраны в лагере. У многих призванных родственники были сосланы или осуждены, и они старались бежать с военной службы. К. им помогал и потому вынужден был скрыться. Он 14 дней пробыл в Краснодаре и 1 месяц в Армавире,  в декабре перебрался в Ростов после того, как немцев отбросили от города. В этих местах К. останавливался у людей, которые принадлежали к Союзу освобождения России от советского режима. Адреса этих людей К. узнал у человека, с которым познакомился в ГПУ, когда от него там требовали доносить. К. вступил в союз через 10 дней после начала войны. По его мнению, союз очень распространен в Красной Армии, а именно среди рядовых, не офицеров.
В Ростове К. получил от некоего  агента  задание отправиться в Москву. Поскольку в Ростове контроль ГПУ был особенно строг, он сначала поехал в Уманск[3], а оттуда с военным эшелоном 14-ой бригады в Москву. От того же агента К. получил несколько бланков солдатских книжек, чтобы при необходимости использовать в соответствующей военной части. При помощи одной такой книжки он попал в лагерь мобилизованных под Краснодаром. Его гражданская одежда никого не удивила, так как многие из призывников еще не были переодеты. 23.12 приехал в Москву. Там два товарища, с которыми он затем вместе перебежал, назвали ему тайный военный пароль. Имена этих людей он ранее узнал от агента в Краснодаре.
27.12 в Москве произошел взрыв на заводе боеприпасов, после чего ему пришлось оставить город. Это удалось сделать 7.1 вместе с 14-ой бригадой, последние дни он официально провел в ее рядах. С эшелоном этой бригады К. через 5 дней, 12.01 прибыл в Крестцы. Командир роты, офицер запаса, вероятно, принадлежал к тайной организации или же работал в похожем направлении, потому что он не выдал К. Однако обсуждать эти вещи К. не мог.
От Крестцов вся бригада пешим маршем прошла до Замленья на восточном берегу Ильменя. К. шел с различными подразделениями. На позициях у Замленья оба товарища, с которыми он перебежал, были назначены на передовые посты на берегу. Ночью с 25 на 26.01 бригада была отправлена под Старую Руссу[4]. В ту же ночь К. с двумя товарищами, в обход линии передовых постов бежал через Ильмень на лыжах, которые раздобыл в бригаде.
14-я бригада по большей части состоит из людей, чьи родственники так или иначе сталкивались с ГПУ. К. полагает, что эта бригада совершенно не желает сражаться. Однако эта неблагонадежность должна еще проявиться в ходе боев.
Бригада состоит из 3 батальонов по 700 человек и минометного батальона, где примерно 30 легких и 20 тяжелых минометов. По штату полагается 250 минометов на батальон (?) [пометка карандашом]. Поскольку во время формирования происходили многочисленные волнения, в бригаду было включено ок. 30% членов партии всех возрастов. В Москве бригада была придана 1 Гвардейскому корпусу как 1-я гвардейская бригада. Командир корпуса – полковник Рязнов[5]. Корпус состоит из 14-ой (1 гвардейской) бриг., 5 бриг. и еще одной с неизвестным номером[6]. Последняя была 8.01 почти обескровлена под Взвадом.[7]
Москва практически целиком эвакуирована. Большая часть эвакуированных отправлена в район Сталинграда или же за Урал. В Москве работают лишь остатки фабрик. Правительство в Куйбышеве. Упомянутый взрыв произошел на заводе, производившем автоматические десятизарядные винтовки. Из рабочих на нем оставалась лишь часть, 70 человек, которые и погибли. [8]По-видимому, тайный союз имеет отношение к этому взрыву. К. полагает, что могли быть проведены и другие теракты.
Для обороны Москвы были направлены члены партии и части с Дальнего Востока. Дальневосточная армия состоит в основном из молодежи около 20 лет, которая совершенно не пригодна для работы по разложению, так как эти люди прочно стоят за советский режим. Людей постарше в эту армию не направляли.
В Москве ему рассказывали, что при эвакуации города в первую очередь заботились о членах партии с их семьями и пожитками. При отправлении поездов одетые, как бандиты рабочие останавливали их и растаскивали груз, чтобы не дать партийным уехать в привилегированных условиях.[9]
Настроение в Москве К. описывает как отвратительное.
Среди фабричных рабочих в последнее время сильно выросло недовольство, людям уже не хватает на жизнь. Из зарплаты удерживают крупные суммы налогов, принудительного военного займа и так далее. Питание повсюду плохое. В армии ежедневная норма составляет 900 гр. хлеба, выдают в основном только 150-300 гр. сухарей, объясняя это большими сложностями с подвозом. К. в это не верит и придерживается того мнения, что уже не осталось существенных запасов. Обмундирование Красной Армии описывает как хорошее.
В какой-то момент Красная Армия распадется на части сама.  Она распалась бы раньше, если бы не страх перед немецким пленом и если б люди не думали, что 1.- или будут расстреляны или 2. - долгое время пробудут в плену. Товарищи рассказывали, что политруки демонстрировали изувеченные трупы и даже посаженных на кол детей и утверждали, что это сделали немецкие солдаты.[10]
К. обратил внимание, что немецкая зафронтовая пропаганда на южном участке лучше и сильнее, чем на северном. На юге то и дело попадались немецкие газеты на русском языке. На Новгородском фронте распространяется известие о том, что Новгород якобы окружен, и что Крым снова отбит русскими.[11]
К полагает, что в районе Таганрога с помощью местных жителей и тех, кто знает ту местность, можно установить хорошую связь с тайным союзом по ту сторону фронта. Под Таганрогом есть участок, совершенно не прикрытый немцами, где можно, осторожно обойдя русские позиции, перейти фронт.
Собрания союза организовывались неким Ричардом, фамилия которого ему также известна, немцем. Обычно присутствовало всего 5-6 человек. Союз поставил себе цель особенно активно работать в Красной армии. Сам К. старался на Кубани выступать против эвакуации скота, что ему, однако, удавалось с трудом. К. думает, что около половины поголовья на Кубани и Донце погибло во время эвакуации.
Пятеро членов союза были в 1941 году осуждены на 5 лет принудительных работ, часть за паникерство, часть – за распространение слухов о зверствах.
На вопрос, почему союз ранее не помогал наступающим немецким войскам, К. возразил, что под Белой Церковью крестьяне и красноармейцы подняли мятеж, после чего на следующий день там высадились немецкие парашютисты. К. считает, что немецкие службы знали о том, что случилось и союз в этом принимал участие.
К. в состоянии указать и других агентов союза, среди которых рабочие, солдаты и гражданские лица, в том числе высшие чиновники, с ними при его посредничестве можно установить связь. Сам он, по его мнению, не сможет обеспечить непосредственный контакт с той  стороной, так как слишком там известен. Ему кажется, проще будет установить связь с его агентами в районе Ростова. Он предлагает свои услуги в деле антипартизанской борьбы на Украине. Там многие были  направлены в партизаны по принуждению. Сообщает, что имеет пять незаполненных солдатских книжек.

Пленный производит впечатление человека не без интеллекта, но несколько изможденного. Возможно, что он делится не всеми своими знаниями, так как очень озабочен сохранением секретности в интересах членов союза.

- приложение: одна незаполненная солдатская книжка –

[далее следует первичный допрос Николая Остапенко и Алексадра Барсова, его пропускаем, так как посвящен он 14-ой осбр. Александр Барсов назвался сыном кулака, семья жила под Киевом, в 38-ом отец бежал, зная о грядущем аресте, семья уехала в Сталинград, откуда Барсов и был призван. Отец во время войны все-таки был посажен на 8 лет.]

27.1.42
Штаб XXXVIII A.K.
Отд. 1c.

Повторный допрос.
1. Перебежчик Остапенко Николай, род.1913 г., Киев, Украина.
Из двух товарищей, с которыми он в ночь с 25 на 26.01 перебежал, один был также красноармейцем (14 бригады), второй – гражданским. С гражданским он познакомился в Москве ( тот назвал себя Катченко). Он пришел к нему по заданию некоего «Ричарда». Этот Ричард якобы является руководителем «Союза освобождения России». Имя его уже было О. известно. Гражданский (Катченко) выполнял в Москве особое задание, о котором не распространялся. О. должен был только сказать ему требуемый военный пароль.
Сам О. вступил в организацию после мобилизации в Краснодаре. Завербован знакомым по полку, который уже был членом союза.
В Краснодаре есть регистратура, где отмечают участников союза. Там он получил документ, который давал право присутствовать на собраниях и заседаниях. На собрании, которое он посетил, было около 100 человек. Собрание проходило тайно, в доме за пределами города.
Выступавший докладчик говорил примерно следующее: русские крестьяне, которые должны быть первой опорой государства (ведь Россия – аграрная страна) при советском режиме находятся в таком же тяжелом положении, как при крепостном праве. Да, наверное, дело даже хуже. Сейчас они уже едят не досыта, в то время как тогда можно было хотя бы прокормиться с хозяйства. Поэтому необходимо объединяться, чтобы свергнуть режим.
Задачи собравшимся поставлены не были. Докладчик сказал лишь, что нужно не спеша и осторожно начать с вербовки членов, а затем в кругу друзей и знакомых убеждать заслуживающих доверия людей, что нынешний режим ни в коем случае не победит в войне и ни в коем случае не имеет права на существование.
Вслед за этим О. осторожно наладил контакт с отдельными товарищами по роте. Однако он сперва только в общих чертах говорил на подобные темы, потому что слишком мало знал товарищей. Нужна была чудовищная осторожность, чтобы не попасться в руки НКВД.
Краснодарские участники в основном были кубанцами, но среди них много и украинцев. О. считает, что когда немецкие войска войдут на Кубань, население будет еще шире их поддерживать. В Уманске один старик ему рассказывал, что в 1933 году были восстания, за которые очень многих расстреляли. Кубанские казаки, которые при царском режиме имели больше свободы, страдают при советской власти так же, как великороссы, и они более активны и деятельны, чем слишком вялые русские, они куда меньше согласны молчаливо нести свой жребий.
2. Перебежчик Барсов Александр, род. 1919 в Васильково[12] (Киев)
Б. также перебежал в ночь с 25 на 26 и тоже из 14-ой бригады. О существовании «Союза помощи освобождению России» узнал в лагере под Краснодаром. О нем рассказал ему товарищ, уже состоявший там. Б. посетил только одно собрание союза, на котором выступал некий «Ричард». На том же собрании он видел в первый раз гражданского (т.е. Катченко), но тогда он его не знал, а познакомился уже позже в Москве. В Краснодаре он оставил свой адрес женщине, с которой свел там знакомство.
Б. считает, что взрыв на оружейной фабрике был организован членами союза.


NARA T-314 R-900 fr.


Подходящих Остапенко и Барсова найти не удалось.
А вот подходящий Катченко есть: в декабре 1941 г. под Ленинградом был арестован Особым отделом 21 дивизии НКВД Григорий Николаевич Катченко, командир отделения. Родился он в Краснодарском крае, проживал в Макеевке. Год рождения, правда, указан 1909.

Позднее Григорий Катченко 1900 г.р. встречается в январе 1945г.,  в списках освобожденных из плена среди служащих запасного полка 46 армии

[1] Так в тексте.
[2] Kotly
[3] 14 отдельная стрелковая бригада действительно формировалась на станции Уманская, а затем уехала под Москву.
[4] Подтверждается ЖБД.
[5] Грязнов Афанасий Сергеевич, назначен командующим корпусом 2 января 1942.
[6] Под 5-ой, наверное, имеется в виду 15 осбр.
[7] Взвад, опорный пункт в деревне, где кончались все дороги и начинались болота и дельта, штурмовали 140 сп 180 сд и два лыжных батальона, бои действительно оказались очень тяжелыми.
[8] О таком происшествии ничего не известно.
[9] Довольно характерное описание «октябрьской паники».
[10] Возможно, отголоски фильма «Александр Невский» и сопутствующей пропаганды.
[11] Планы январского наступления действительно включали в себя удары на окружение Новгорода.
[12] Так в тексте, видимо, г. Васильков.

источник


Комментарии   

+3 # seaman47 2021-10-22 07:33
Цитата:
и попутно выкрасть певца Печковского вместе с Блюменталь-Тамариным.
Красноармейцы скучали по их песням и выступлениям?

А что, интересно, сделали красные антифашЫсты с сеьей Печковского:

Когда в Ленинграде стало известно о том, что Печковский поёт в тылу у немцев, его жена ... была арестована и отправлена из блокадного Ленинграда сначала в вологодскую тюрьму, а затем в лагерь под Рыбинском, где скончалась осенью 1942 года от голода и болезни
Погиб и его приёмный сын Михаил.
Его обвинили в попытке перейти линию фронта, чтобы увидеться с отцом, и в феврале 1942 года расстреляли. После войны был реабилитирован.

О как!
+2 # seaman47 2021-10-22 13:25
Детей из блокадного Ленинграда значить вывести оперативно не могли.
А жену певца Печковского быстро вывезли на большую землю в концлагерь.
+1 # Quatro 2021-10-27 08:21
Детей вывозили в платные "дома отдыха", остальных во 2 очередь.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.